VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава

Мы проходили по мертвым и агонизировавшим, но все таки проходили.

Люди перескочили бы через кого угодно.

Они желали жить.

***

На северо-западе, на ледяном склоне Новейшей Буды наши валлонцы, верные отданным приказам, сопротивлялись и вновь и вновь кидались в атаки. Они лицезрели блокированные и смятые колонны в огне. До их ушей долетал VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава ужасающий шум тыщ людей, что толпились, толкаясь посреди огня и осколков снарядов.

С часу ночи до 5 утра наши взводы снялись один за одним со собственных позиций. Они тихо скользили по снегу. Наст был жестким. Они добрались до одной ложбинки на юго-востоке, перегруппировались. Им оставалось три километра до Шендеровки VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава. Можно было и не находить дороги: оранжевые сполохи огня танцевали над сверкавшей деревней. Наши люди с грехом напополам проходили меж пылающих машин, мертвых жеребцов, скрюченных трупов, плавившихся в огне.

В течение всей ночи малыми группами валлонцы спустились через эту бурю.

***

Неколебимый, наш арьегард держался на собственном посту VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава под Новейшей Будой, повсевременно обстреливая противника, прибивая его к хребту.

В 5 часов утра, выполнив последнюю часть плана, мы отошли плавненько, тихо и объединились с последним заслоном СС, установленным на северном выходе из Шендеровки, потом за последними машинами мы пересекли тот злосчастный мост на юге.

Двухкилометровая колонна грузовиков и VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава повозок шириной в 50 метров отходила до самой полосы штурма. Я забрался на кучу ящиков с боеприпасами, окрикивая и собирая собственных валлонцев, шустрых и бдительных как белки и, невзирая ни на что, неустранимых весельчаков.

Смесь частей и машин была неописуемой. Рассветные лучи уже пару минут сияли на этой запутанной массе танков, автомобилей, конных VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава повозок, смешавшихся батальонов, гражданских, украинцев, русских военнопленных.

Вдруг один снаряд свалился прямо в эту толкотню.

Позже 10 снарядов.

Позже 100 снарядов.

Танки и орудия противника только-только дошли до склонов Шендеровки напротив нас! Мы были как раз перед их очами, прекрасная мишень!

20 последних германских танков, резко выйдя из VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава колонны, кинулись ко рву, давя как соломинки все, что попадалось на их пути.

Водители машин, возницы повозок кинулись во всех направлениях. Жеребцы уносились прочь с безумной скоростью. Другие, с раздавленными танками ногами, испускали пронзительное ржание. Тыщи осколков поднимали в воздух сероватые и темные фонтаны, усыпая снег розовыми головешками.

Через все

Приказы предписывали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава штурмовой бригаде «Валлония» быть на рассвете на острие атаки, чтоб участвовать в ней и решить все: наше спасение либо ликвидирование.

В неописуемой сумятице, произведенной русскими танками, появившимися ни с того, ни с этого посреди последней тыщи германских машин, мы стремительно двинули на юго-запад.

Сзади нас стоял VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава громкий шум. Шендеровка держалась менее часа. Российские уже прошли деревню. Их бронетехника двигалась в нашем направлении для оканчивающего удара.

Германские танки были посланы в самоубийственную контратаку, один против 10, точно также, как веком ранее конники маршала Нея на востоке от Березины.

Я увидел их тогда, когда они собирались ринуться на противника. У этих VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава юных танкистов были прекрасные лица. Одетые в недлинные куртки, все темное с розовой каймой, выставив голову и грудь из башен, они знали, что погибнут. У многих на шейке была трехцветная лента и широкий, темный с серебром Риттеркройц, хорошая мишень для неприятеля. Ни один из этих расчудесных воинов не казался VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава нервным либо даже взволнованным.

Они вспахали снег гусеницами и двинули через кутерьму отступающей армии.

Ни один не возвратился.

Ни один танк. Ни один человек.

Приказ есть приказ. Жертва была принесена вполне.

Чтоб выиграть один час, час, который мог бы еще спасти 10-ки тыщ боец Рейха и Европы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, германские танкисты погибли все до одного на юге Шендеровки днем 17 февраля 1944 года.

***

Прикрытая этими героями, армия устремилась к юго-западу. Снег шел большенными хлопьями. Этот плотный снег стопроцентно закрывал небо до самых наших голов. Будь небо светлое, авиация противника убила бы нас. Защищенные этой снежной вуалью, мы бежали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава во весь дух.

Коридор был очень узеньким. 1-ые части, освободившие путь пред нами, пробили проход всего только в несколько сот метров.

Местность была холмистой. Мы переходили от холмика к холмику. Любая лощина была забита страшными скоплениями раздавленных машин, десятками убитых боец, брошенных на красноватый снег.

Вражеские орудия дико обстреливали эти VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава наши передвижения. Мы падали прямо на кровавых покалеченых. Нам приходилось использовать убитых как прикрытие. Повозки переворачивались, упавшие лошадки лупили воздух копытами, пока очередь не выкидывала их теплые кишки на грязный снег.

Чуть мы прошли лощину, как очереди снайперов, засевших по обеим сторонам, начали валить нас. Убитых стремительно припудривал снег VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава. Через 5 минут еще можно было созидать щеки, носы, пряди волос. Через 10 минут все это было только белоснежными холмами, на которые падали другие.

В этом безумном беге сотки повозок жутко трясли покалеченых. Лошадки прыгали в замерзшие рытвины. Повозки, машины переворачивались, сбрасывая покалеченых в кучу. Все же, в общем колонна VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава сохранила некий порядок. Именно тогда волна русских танков опередила последние машины и свалила более половины колонны.

Возницы кинулись со собственных сидений. У нас не было они 1-го германского танка. Мы бездумно кинулись навстречу танкам, чтоб попробовать предупредить катастрофу. Ничего ей не воспрепядствовало.

Русские машины с страшной дикостью шли по повозкам, на VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава наших очах давили их, одну за одной, как спичечные коробки, давили лошадок, покалеченых, умирающих.

Мы как могли подталкивали вперед просто покалеченых. Мы худо-бедно прикрыли отход повозок, которым удалось избежать танков.

Но всюду падали люди, носом вперед, снопом либо рухнув на колени, с простреленными легкими, пробитыми пулями VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава животиками. Пули свистели с обеих сторон коридора, как в безумной сарабанде.

***

У нас случилась передышка, когда русские танки, запутавшись в раздавленных машинах и повозках, пробовали вырваться и перестроиться. Мы кинулись повдоль леса, прекрасного рыжеватого и фиолетового леса, и достигнули равнины.

Мы чуть добрались до склона, как, обернувшись, узрели сотки кавалеристов VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, катившихся с юго-восточного склона. Поначалу мы поразмыслили, что это была германская конница. Я взял бинокль и верно различил форму кавалеристов: это были казаки! Я рассмотрел их низких, шустрых каурых жеребцов. Они устремились нам в тыл, кружа во всех направлениях. Мы окаменели от кошмара. Русская пехота обстреливала нас, танки преследовали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава нас, и вот казаки кинулись в «Ату!»

Когда, когда же с юго-запада покажутся германские танки? Мы же пробежали само мало 10 км, а ничего не появилось!

Было надо бежать, бежать резвее!

Как и многие раненые, я не мог этого делать. Лихорадка съедала мои силы. Но бег был должен длиться хоть VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава какой ценой. С моими валлонцами я ринулся во главу колонны, чтоб подбодрить моих товарищей.

Склон был жестким. Слева от нас раскрывалась большущая котловина шириной четыре метра и глубиной пятнадцать метров.

Мы практически достигнули верхушки холмика. Тогда мы узрели идущие прямо на нас три танка.

Мы на VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава мгновение обрадовались: «Наши!» Но град снарядов обвалился на нас, разметав наши ряды. Это были русские танки!

Танки врага преследовали нас по пятам. Его пехотинцы стреляли со всех боков. Его казаки мчались в наши порядки. И пред нами сейчас заместо спасения – другие русские танки!

Мы не могли больше ожидать: взятые врасплох на VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава этом нагом склоне, мы могли быть сметены за несколько секунд. Я поглядел на котловину и кликнул товарищам:

– Прыгай!

Я свалился с пятнадцатиметровой высоты. На деньке был метровый слой снега. Я воткнулся в него как электронный скат либо торпеда. Все мои товарищи тоже прыгнули вниз.

В мгновение ока сотки VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава наших боец упали в котловину. Каждую минутку мы ожидали возникновения монголов наверху и гранат, бросаемых оттуда.

Наша судьба была решена.

Некие захотели попробовать продвинуться еще. Они прошли по котловине до южной оконечности, позже поднялись на поверхность, и сразу свалились страшным теплым месивом, разорванные залпами танков. Их трупы образовали бугор в два VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава метра высотой, на который снова начал падать снег.

Я собрал валлонцев, бывших рядом, и подготовил их к самой худшей развязке. Мы наклеились один к другому чтоб не умереть от холода. Каждый выкинул свои документы, кольца, перстни. Я утешал, как мог, собственных товарищей. Какая надежда оставалась у нас выйти живыми VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава либо свободными из этой узенькой щели, когда вражеские танки преграждали южное направление?

Отвернуть вспять – значило попасть навстречу первым русским танкам, пехоте и кавалерии, рвавшейся с севера, сметая последние преграды.

И именно тогда вышло неописуемое. По нашей расщелине двигались два изнуренных германских бойца, каждый держа по фаустпатрону. Они VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава были так разбиты вялостью, что казалось, ничего не понимали, механично неся свое орудие, как несут свою голову на собственных плечах.

Целых два!

Мы кинулись к ним. Один германский и один валлонский волонтеры схватили эти противотанковые орудия и взобрались на гребень. Они успели неприметно прицелиться. Раздались два массивных разрыва VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава: два самых ближайших танка, подбитые практически в упор, взорвались!

Один юный германский офицер, взобравшись на другой склон, лицезрел разрывы. Он как школьник прыгал от радости, испуская триумфальные, победоносные клики. Вдруг я увидел, как он практически разлетелся в клочья. Он получил снаряд третьего танка прямо в грудь.

Прошло несколько секунд VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава кошмара. Потом, мелкие куски плоти размером не больше ушей осыпались в снег, медлительно, со всех боков, на нас и вокруг нас. Шлеп… Шлеп…

Это было все, что осталось от веселого лейтенанта, минутку вспять праздновавшего временную победу…

***

Нам не следовало терять ни секунды. Я схватил автомат и вскарабкался на гигантскую кучу убитых VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава в конце оврага. У меня на поясе было 6 магазинов по 30 два патрона, еще 6 – в сапогах, триста запасных – в ранце. Я сумел своим огнем отогнать казаков, уже достигших плато, где сотки германских боец и валлонцев выбирались из котловины.

Снизу на склоне, слыша наши клики, двинулись последние повозки с ранеными.

В VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава сорока метрах оставался один русский танк. Он мог натворить много. Но другого выхода больше не было. Было надо выручать все, что было можно и ринуться прямо вперед. Прорываться вперед означало использовать шанс либо погибнуть.

***

Я назубок знал карту всей страны. Неделями я изучал ее и я мог без VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава чьей-либо помощи добраться прямо до румынской границы за триста км от Черкасс.

Решив себе не попасться живым в руки Советов, я принял все меры предосторожности. У меня было все, чтоб драться в лесах целые месяцы, если б потребовалось.

Выбравшись из котловины, я увидел на другом конце плато VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава большой лес, знакомый мне по карте. Там, по последней мере, укрывшись от танков противника, мы могли бы немножко передохнуть.

К этому лесу побежали наши бойцы со всех направлений. Ранее леса нам предстояло пересечь около восьмисот метров незапятнанного поля. Уцелевшие повозки подтянулись на нашу высоту. С ними мы и устремились VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава вперед.

Да и русский танк, окруженный роем казаков, тоже двинул на нас. Нам необходимо было бежать, стреляя из автоматов, раз 10 падая от разрывов снарядов, рвавшихся вокруг нас.

Мы задыхались, не в состоянии больше бежать. Перед нашими полными кошмара очами русский танк шел на повозки с ранеными, переворачивал и давил их. Раздавались VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава ужасные клики, клики умиравших, невиданные клики раздавленных лошадок, конвульсивно дергавших ногами.

Полумертвые, мы достигнули леса. Сзади нас снег был усеян трупами. Танк, окруженный гарцующей ордой казаков, завершал свою безрассудную карусель!

Лысянка

Танкам и бессчетной кавалерии было нереально преследовать нас в зарослях леса.

Одна тропинка спускалась к опушке, где некий старенькый VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава интендантский полковник, сидя на жеребце, зря пробовал позвать кого-то. Многие тыщи людей засели в снегу. Под деревьями шла жестокая перестрелка. Нельзя было бросить эти тыщи боец на волю варианта, когда они ушли уже от самых ужасных угроз.

Я назвался старенькому полковнику и обходительно попросил сказать мне VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава направление боя в лесу. Он был очень рад знакомству, слез с жеребца и сел в снег. Я увидел юного германского офицера, знавшего французский. Я перевел ему слово в слово маленькую речь, которую произнес бойцам:

– Я отлично знаю, где мы находимся. Нам осталось менее 3-х км, чтоб добиться южной группировки. Бежать VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава к ней сейчас означает дать перестрелять себя. Я берусь перевести всех ночкой. Мы сможем пройти. Но в ожидании мглы нужно образовать каре по бокам леса и не дать себя окружить русской пехоте.

Я попросил добровольцев. Меня заинтересовывали только они. Немцы, малость опешившие, двинулись массой. Я составил боевые группы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава по 10 человек, посреди которых я поставил по одному валлонцу, которые послужат мне связными. Я взял орудие и боеприпасы у всех, кто не мог драться, и расставил германцев и валлонцев по бокам леса.

Российские, которых мы потеснили на юго-востоке, гневно штурмовали нас. Наши люди получили приказ самым упрямым образом VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава сопротивляться, так как конкретно в этом направлении нам предстояло прорываться ночкой.

Карта демонстрировала мне, что в 3-х километрах к юго-западу находился городок Лысянка. Этот населенный пункт, я был в этом убежден, находился в руках германцев, двигавшихся нам навстречу.

Нереально было, чтоб это огромное селение, находящееся в 20 километрах от места начала VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава нашего прорыва, было как и раньше занято Советами. Было разумеется, что бронечасти германцев дошли ранее места. Я лицезрел по карте, что город пересекала речка. Так что довольно было добраться до первых домов. Потом мы найдем либо соорудим мост.

Наш лес опускался к Лысянке. Ночкой под его прикрытием мы VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава должны были пройти как можно далее. Уже были посланы связные, чтоб аккуратненько разведать путь…

***

Но на западе леса нас сразу ожидала суровая опасность. В трехстах метрах от опушки на склоне напротив нас мы узрели импозантную колонну русских танков, ту, что делегировала нам часом ранее три танка, чтоб убить VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава нас.

Эти танки занимали позиции повдоль дороги на Лысянку. С высоты холмика они контролировали весь участок, держа под огнем западный сектор, по которому выходила другая группа окруженных частей; они также контролировали низину, отделявшую их от нашего леса.

Эта низина, полностью незапятнанная, была неизменным искушением. Она вела в Лысянку. Один последний бросок, и VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава мы сохранены!

Танки бардовых окружала бессчетная пехота. Те из нас, кто ринулся бы в эту нагую низину, могли быть расстреляны, смяты, – это было ясно, как Божий денек!

Я прошелся по всем позициям, чтоб успокоить нетерпение людей. К несчастью, я мог удержать только собственных подчиненных.

На нашем правом фланге VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, как раз в северо-западном краю леса образовалась волна из многих сотен германских боец, вышедших на плато после нас. Они проскользнули повдоль леса, заместо того, чтоб пройти через лес. Мощнейший вопль взлетел в воздух, он потряс нас до мозга костей: они шли не в атаку, а в открытую могилу!

С VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава опушки мы узрели всю эту бойню. Ни какой-то из них, никто не прошел. Неприятельские танки обрушили на их гневный огнь. Злосчастные падали в снег целыми группами. Это было истинное истребление.

Потом русская пехота ринулась на останки покалеченых и убитых для окончательного потрошения. Мы находились в укрытии в VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава наших пулеметных гнездах в 100 метрах от бойни, не упустив ни одной детали из этой страшной сцены. Вооруженные ножиками большевистские потрошители отрезали пальцы мертвым и умирающим. Видимо, очень тяжело было снимать перстни. Они отрезали пальцы, засовывали их в кармашки окровавленными горстями и бежали далее.

Потрясенные страхом, мы, сдерживаясь VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, присутствовали при этих кошмарных сценах. Я отдал приказ не делать ни 1-го выстрела, который не выручил бы никого из лежащих на снегу, но зато спровоцировал бы массированную атаку орд на наш лес.

Я желал спасти три тыщи человек, за которых нес ответственность. Мне бы не удалось это, если б VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава я бросил их втемную, без артиллерии и танков, в напрасную бойню. Разумнее было расслабленно дождаться ночи, которая скрыла бы равнину и нейтрализовала бы танковую колонну врага.

***

С утра 50 тыщ человек, смешавшись своими подразделениями, кинулись вперед. Нам на время удалось избежать напора танков для нескольких тыщ людей при помощи экрана VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава в виде плотного леса.

Но для большой группы войск Рейха, двигавшейся справа и слева от нас, положение было намного ужаснее. По шуму боя мы обусловили, что бессчетная лава германских соседей спускалась на западную часть дороги, занятой сталинскими танками. Они повернули свои башни в сторону этого прорыва и открыли беспрерывную стрельбу.

Другая волна VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава германцев, еще больше значимая, вылилась в юго-восточной части леса, пытаясь достигнуть Лысянки через степь. Для обоих суровую трудность представлял переход через речку. Я кропотливо исследовал по карте конфигурацию этого препятствия, и решил избежать его, спустившись ночкой прямо к Лысянке, разбросанной по обе стороны реки. Таким макаром VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, я высвобождал боец от необходимости форсировать эту глубокую и резвую речку на открытой местности при пятнадцати либо 20 градусах мороза.

Нам удалось в свое время в суматохе захватить этот спасительный лес, и он поможет нам в мгле добраться до окраин городка. Я готов был вытерпеть сколько будет нужно, но в VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава подходящий момент по-максимуму использую наше прибыльное положение.

К несчастью, другие, другими словами 10-ки тыщ боец, должно быть сориентировались на запад и юго-восток. Юго-восточным флангом командовал один армейский генерал, потом убитый впереди собственных боец; его сразу поменял генерал Гилле.

К часу денька эта волна, преследуемая по VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава пятам русскими танками, подкатила к реке. Три недели оттепели очень подняли речку, достигавшую 2-ух метров глубины на ширине в восемь метров. Мороз последних дней обсеял ее наточенными ледяными глыбами, о которые билось резвое течение.

Наименее чем за полчаса 20 тыщ человек оказались прибитыми к этому берегу. Артиллерия на конной тяге VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, избежавшая ликвидирования, первой ринулась в ледяную воду и льды. Сберегал был крут: лошадки опрокинулись и потонули. Тогда люди кинулись вплавь; но чуть они выкарабкались на сберегал, как сразу перевоплотился в ледяные глыбы, их одежки примерзли прямо к телу.

Некие упали замертво, не выдержав переохлаждения. Большая часть боец предпочли раздеться. Они пробовали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава перебросить одежку через реку. Но нередко униформа падала в поток. Скоро сотки полностью нагих боец, бардовых как раки, наводнили сберегал.

Танки противника агрессивно обстреливали эту людскую массу на берегу у воды, превращая действо в кровавую резню.

Многие бойцы не умели плавать: обезумев от приближения танков, они гурьбой кидались в воду VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава. Многие избежали смерти, ухватившись за наскоро скошенные деревья, но сотки утопли. Сберегал был усеян сапогами, орудием, ремнями, сотками фотоаппаратов; всюду лежали раненые, неспособные пересечь реку. Но все таки большая часть армии переправилась.

Под огнем танков тыщи и тыщи боец, полуголые, блестя ледяной водой либо нагие как графины, бежали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава в снегу к дальним избам Лысянки.

***

В трехстах метрах от нас на дороге вражеские танки как и раньше держали свои башни на северо-запад в направлении 2-ой зоны прорыва. Там напор тоже был мощным. Он на много часов отчасти оттянул на себя танки и пехоту Советов. Это отвлечение противника VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава выручило нас. Ночь спускалась над этой катастрофой. Эти отчаянные клики вправду разрывали сердечко: призывы о помощи не находили ответа.

Злосчастные собратья, с которыми мы начинали бой днем, сейчас ночь и снег накрывали их, их кровавые руки еще боролись в нескончаемой степи против страшной погибели.

***

Ждя полной мглы, нижние чины VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава собрали уцелевших боец, разбросанных по лесу. Все части перемешались. Мы вели с собой даже 10-ка три русских военнопленных. Не осознавая ничего, они пробежали через гранаты и казаков, пытаясь убежать либо как можно меньше доставить нам заморочек.

Так же мы укрывали в лесу многих штатских, а именно, юных VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава задыхавшихся дам. Эти прекрасные украинки с бледно-голубыми очами и пшеничными волосами не захотели попасть в руки Советов. Собственному рабству они предпочли ураган этих боев на прорыв. Много таких беглянок были посечены пулями. Одна из их, прекрасная, высочайшая, сверкающая женщина в прекрасном бело-голубом платке бежала посреди нас во время последнего VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава подъема по склону, эластичная, проворная, как будто лань. Я лицезрел, как она упала как будто кегля, с оторванной танковым снарядом головой. У неких были светловолосые ребятишки, в страхе от грохота и ужаса.

Без всякой еды и питья с самого утра, мы жили горстями снега. Но этот снег еще более VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава усиливал жажду. Раненые, которых нам удалось спасти, дрожали от лихорадки. Как могли, мы прижимались друг к другу, чтоб согреться.

С особенной опаской мы ожидали финала этого денька! Только тогда, когда танки не сумеют созидать наши перемещения, наша колонна сумеет бросить свое укрытие.

***

В половине шестого мы тронулись в серьезном VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава порядке. Сотки сумрачных кликов умирающих, разбросанных по степи, как и раньше слышалось вдалеке. По всему плато, закрытому русскими танками, из глубины равнины, вытоптанной нами с утра, без конца подымалиь клики, мольбы о помощи, которые снежная ночь доносила до нас с катастрофической ясностью…

Сколько страшных агоний было там! Сотки VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава темных точек неумолимо забелил безпрерывно падающий снег. Сотки тел оставались там в муках. Сотки душ стонали в этом заледенелом пространстве, в этом полном запустении… Мольбы о помощи, последние всплески надежды падали без отклика в нечуткой степи.

Закрыв сердечко на эти жалобы, мы двигались к освобождению. Мы прошли по узенькой VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава дороге по краю леса. Ночь становилась светлее. Колонна молчала некий сильной, умопомрачительной тишью. Ни один, даже приглушенный звук не исходил из этой массы в три тыщи человек. Даже вздоха не было слышно.

***

Но справа другие магические клики звали нас в этом сумраке. Равнина погибели, разделявшая нас от русских танков, протянулась к VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава не малым болотам. Во время первого прорыва некое количество германских фургонов во весь опор напропалую кинулись к этим местам и провалились в вязкие, как клей, ямы.

Лошадки вполне увязли в иле. В бледноватом свете луны видны были только головы и шейки этих злосчастных животных. Они еще VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава испускали ржание. Их мрачное, похоронное ржание перекликалось с безрассудными кликами возниц, тоже чувствовавших, как их засасывает трясина. Они вцепились за верхние части колес повозок, практически стопроцентно ушедших в грязь.

Со всей яростью инстинкта самосохранения мы проклинали их за эти звучные клики, привлекавшие внимание российских. Они должны могли быть, злосчастные, гибнуть VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава молчком.

Никчемно было пробовать их выручать. Можно было отправить на погибель в это мерзкое месиво двадцать-тридцать человек без мельчайшего важного результата.

Нам пришлось бросить этих злосчастных, медлительно поглощаемых ночной тенью, которая потопит их, также как и пришлось нам бросить разрывавшие душу голоса покалеченых в степи, отрезанных от нас неприятелем, агонизирующих VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, и тех и других в одиночестве еще больше жестоком и страшном чем сталь, разорвавшая их тела, чем ил, засасывавший их, чем свирепый снег, накрывавший их…

***

Ведомые лазутчиками, через два километра мы вышли к проходу, обозначенному вешками и пересекавшему болота. Даже там грязь доходила до колен.

Ни один VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава российский не увидел нас. Мы поднялись по заснеженному склону. По другую сторону в лунном свете поблескивал один рукав реки. Мы перебежали его один за одним по толстому скользкому бревну. Прошли еще 50 метров. Позже вдруг как удар в сердечко! Три тени в железных касках появились впереди нас! Мы кинулись в объятия VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава один к другому, прыгая, смеясь, плача, уже свободные и легкие от всякой волнения и всех болей, в один момент упавшими с плеч.

Это был 1-ый германский пост группы «Юг». Мы больше не были преследуемой добычей, мы больше не были временно живыми! Сейчас это все было страшным сном!

Сохранены, да VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, мы были сохранены!

Горловина

Пройдя выдвинутый пост германцев у Лысянки, мы дошли до дороги, зажатой меж 2-ух бугров.

Кружила пурга, понижая видимость до 1-го метра. Мы кое-как устроились в близлежащих избах. Мы еще находились поблизости российских. Но куда отходить, бежать посреди ночи, ослепленными этой секущей пургой?

Мы, человек VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава 50, влезли в одну хижину и вповалку расположились в ней. Поминутно кто-то вскакивал, звучно орал и лупил кулаками воздух. Со мной самим в течение следующих месяцев каждую ночь случались ужасные кошмары, я кричал, лупил кулаками в стенку, в мебель, во все, что было рядом со мной в мгле. В VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава течение этих 3-х недель окружения я лично участвовал в семнадцати рукопашных боях. Еще длительно предстояло мне созидать моими мучительными ночами эти морды татар, киргизов, самоедов, монголов-душителей, у кого я практически каждый денек отстаивал свою жизнь.

До сего времени у меня появляется легкое головокружение, когда вспоминаю эти деньки VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава кошмара, эти гримасы, эти бегущие тела и сухие звуки очередей моего раскаленного автомата.

***

В 5 утра я разбудил всех. Мы выползли из густого снега и спустились повдоль дороги. В конце концов, в центре Лысянки мы добрались до очень широкой речки, разлившейся и окаймленной льдинами.

Красноватые разрушили мост. Тыщи людей ожидали VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава собственной очереди, чтоб пройти по импровизированному дощатому мосту. Доски были положены на большие бочки с горючим, послужившие опорами этого моста.

Был приказ не отклоняясь покинуть Лысянку и продвигаться по способности резвее и подольше. Наша колонна представляла собой гигантскую ленту на снегу. Около восьми тыщ боец погибло во время прорыва. Но VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава более сорока тыщ спаслись.

Только ударные части, такие как дивизия СС «Викинг» и штурмовая бригада СС «Валлония», сражавшиеся в арьегарде, имели очень огромные утраты.

Прибыв к Днепру в ноябре 1943 года силами в две тыщи человек, к концу прорыва 18 февраля 1944 года мы сохранили ровно 600 30 два. Естественно, наши раненые в декабре и январе VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава могли бы быть эвакуированы самолетами в 1-ые деньки окружения. Все же, мы утратили половину наших товарищей. Этот процент был самым высочайшим посреди всех частей, участвовавших в Черкасской эпопее.

***

После падения Корсуни Советы считали, что покончили с нами. Их сводки уже трубили о победе, казавшейся им конечной VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава.

В течение этих неописуемых боев, унесших столько жизней, как при Ватерлоо, мы окончательным усилием пробили брешь, позволившую нам вырваться из кольца.

Переигранный неприятель выместил свое нехорошее настроение на нашем пути отхода в форме гневных бомбардировок. Этот узенький коридор, эта горловина обстреливалась с некий даже забавнй яростью артиллерией Советов, их VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава орудия были поставлены в полосы по обе стороны дороги.

Мы с трудом продвигались в глубочайшем слое снега. Но каждый, вроде бы изнурен он не был, убыстрял шаг, так как снаряды ложились каждую минутку, полминуты, поднимая снег, выбрасывая снопы земли.

Преследовать нас ринулась также и пехота. По флангам наш отход VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава прикрывали германские танки, повсевременно бороздя по полям. Мы лицезрели, как танки разъезжали по насыпи, похожие на стога сена.

Российские бойцы вставали с поднятыми руками. Танк довозил их до нашей колонны. Те всюду барахтались в снегу, как крысы, готовые к хоть какому выпаду.

Германские генералы со стеками в руках шли рядом с бойцами VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава, питаясь также, как и они, воздухом степи. Пришлось пройти многие километры до первых постов питания, но к ним было не подойти. Нас было 40 тыщ, и все голодные и томимые жаждой.

Тыща, две тыщи человек осаждали 1-го злосчастного повара, под давлением толпы рискующего в хоть какой момент VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава упасть в собственный котел.

Никчемно было терять время в очереди. Мы смогли только налить несколько бидонов воды из источника. Вода был потрясающе ледяной. Для покалеченых, у каких был жар, это хотя бы на время было чудом.

Но сохранить эту свежайшую воду было нереально. Через 5 минут горлышко бидона леденело и VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава закупоривалось, вода звенела снутри как хрустальный колокольчик.

На марше мы лицезрели, чего стоило продвижение танков с юга нам навстречу. Степь была реальным танковым кладбищем: восемьсот российских и триста германских танков были подбиты за три недели боев за наше освобождение.

«Катюши» были брошены в снегу, выставив в воздух двойные полозья цвета опавших VI. В ОКРУЖЕНИИ ПОД ЧЕРКАССАМИ 5 глава листьев.


vi-specifika-gumanitarnogo-znaniya.html
vi-sravnenie-virazhenij-i-imenovannih-chisel.html
vi-sroki-i-etapi-realizacii-strategii-transportnaya-strategiya-rossijskoj-federacii.html